Карта сайта
Зимина Анжелика Игоревна
Учитель русского языка и литературы
Сызрань, Самарская область
И снова белый лист, перо и вдохновение...




Архив новостей
Болдинская осень


Осенний бал
«Болдинская осень»


Цель: расширить представления о творчестве А.С. Пушкина ( период Болдинской осени)

Задачи:
  • Воспитывать любовь к прекрасному, к творчеству А.С.Пушкина.
  • Развивать эстетический вкус.

Оборудование: Стол, скатерть, подсвечник со свечами, перо, листы бумаги, презентация «Болдино», музыкальное сопровождение, костюмы.

Ход мероприятия

Выходят ведущие:
Александр:
-Унылая пора! Очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса.
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и золото одетые леса… -

Яна: так когда-то выразил своё восхищение осенней природой А.С.Пушкин.
Выходит Пушкин ( с пером и бумагой), в задумчивости читает, проходя по сцене:
-Октябрь уж наступил - уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад - дорога промерзает.
Журча, еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.

Теперь моя пора: я не люблю весны;
Скучна мне оттепель; вонь, грязь - весной я болен;
Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.
Суровою зимой я более доволен…
(садится за стол, «пишет» стихи)

Александр: Ты знаешь, Яна, я согласен с Пушкиным. Осень, действительно, замечательное время года. Недаром Александр Сергеевич написал так много стихотворений, посвященных осени.

Яна: Особенно если это Болдинская осень! (музыка( П.И. Чайковский «Времена года», слайды)

Чтец ( Никита):
Везде холера, всюду карантины,
И отпущенья вскорости не жди,
А перед ним пространные картины
И в узких окнах долгие дожди.
Но почему-то сны его воздушны,
И, словно в детстве, бормотанье - вздор,
Но почему-то рифмы простодушны
И мысль ему любая не в укор.
Какая мудрость в каждом сочиненье!
Согласный с гласным, есть ли в том
корысть?
 
И кто придумал это сочлененье?
Какая это радость - перья грызть!
Быть хоть ненадолго с собой в согласье
И доверяться своему уму.
Кому прочесть - Анисье иль Настасье,
Ей-богу, Пушкин, все равно кому!
И за полночь пиши и спи за полдень,
И будь счастлив, и бормочи во сне,
Благодаренье богу, ты свободен
В России, в Болдине, в карантине!
(Д. Самойлов)

Александр: Болдинская осень 1830 года — наиболее продуктивная творческая пора в жизни А. С. Пушкина. Затворничество в имении Большое Болдино из-за объявленного холерного карантина совпало с подготовкой к долгожданной женитьбе на Наталье Гончаровой. ( По материалам Векипедии)

Пушкин: Участь моя решена. Я женюсь. Та, которую любил я целых два года, которую везде первой отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством, Боже мой - она... почти моя. Ожидание решительного ответа было самым болезненным чувством жизни моей...

Яна: Пушкин приехал в Болдино в подавленном настроении. Не случайно первыми стихотворениями этой осени были одно из самых тревожных и напряженных - "Бесы" и отдающая глубокой усталостью "Элегия".

Чтец:


Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино - печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть - на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Александр: Однако настроение скоро изменилось; все складывалось к лучшему. Пушкину в Болдине счастливо работалось.
Яна: Вот что писал он   Плетневу: «Ах, мой милый! Что за прелесть здешняя деревня! Вообрази: степь да степь; соседей ни души; езди верхом сколько душе угодно, пиши дома сколько вздумается, никто не помешает. Уж я тебе наготовлю всячины, и прозы, и стихов».
(Пушкин - Плетневу. 9 сентября 1830 г. Болдино)
 
Александр: А как же Пушкину удалось написать так много?
Яна: Наверное, его вдохновляла Муза? Помнишь,  строки из романа  «Евгений Онегин»:

Чтец :
В те дни, когда в садах Лицея
Я безмятежно расцветал,
Читал охотно Апулея,
А Цицерона не читал,
В те дни в таинственных долинах,
Весной, при кликах лебединых,
Близ вод, сиявших в тишине,
Являться муза стала мне.
Моя студенческая келья
Вдруг озарилась: муза в ней
Открыла пир младых затей,
Воспела детские веселья,
И славу нашей старины,
И сердца трепетные сны.
И свет ее с улыбкой встретил;
Успех нас первый окрылил;
Старик Державин нас заметил
И, в гроб сходя, благословил.


( Музыкальная композиция «Музы Пушкина»)

Максим: Мне кажется, Ольга, что женские образы занимают большое место в творчестве Пушкина. Не знаю, как ты, а я очень люблю строчки из Евгения Онегина:
Театр уж полон; ложи блещут;
Партер и кресла, всё кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит.
Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна,
Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.
( Танец)

Ольга: в Болдине Пушкин подводит итог своей тридцатилетней жизни, прощается с некоторыми своими героями и друзьями, и возникают новые образы. В одном из писем он писал: «...что за прелесть эти уездные барышни! Воспитанные на чистом воздухе, в тени своих садовых яблонь, они знание света и жизни почерпают из книжек. Уединение, свобода и чтение рано в их возрасте развивают чувства и страсти, неизвестные рассеянным нашим красавицам. …шутки поверхностного наблюдателя не могут уничтожить их существенных достоинств, из коих главное: особенность характера, самобытность, без чего, … не существует и человеческого величия…»


 Инсценировка отрывка из «Барышни-крестьянки»
( Ира Жарикова- Лиза, Шаронова Маша- Настя)
НАСТЯ: Позвольте мне сегодня пойти в гости.
ЛИЗА: Изволь; а куда?
НАСТЯ: В Тугилово, к Берестовым. Повара жена у них именинница, и вчера приходили звать нас отобедать
ЛИЗА: Вот! господа в ссоре, а слуги друг друга угощают.
НАСТЯ: А нам, какое дело до господ! К тому же я ваша, а не папенькина. Вы ведь не бранились еще с молодым Берестовым; а старики пускай себе дерутся, коли им это весело.
ЛИЗА: Постарайся… увидеть Алексея Берестова, да расскажи мне хорошенько, каков он собою и что он за человек.
ВЕДУЩИЙ: Вечером того же дня.
НАСТЯ: …видела молодого Берестова; нагляделась довольно; целый день были вместе.
ЛИЗА: Как это? Расскажи, расскажи по порядку.
НАСТЯ: Извольте-с: пошли мы, я, Анисья Егоровна, Ненила, Дунька…
ЛИЗА: Хорошо, знаю. Ну потом?
НАСТЯ: Позвольте-с, расскажу все по порядку. Вот пришли мы к самому обеду. Комната полна была народу. Были колбинские, захарьевские, приказчица с дочерьми, хлупинские…
ЛИЗА: Ну! а Берестов?  
НАСТЯ: Погодите-с. Вот мы сели на стол, приказчица на первом месте, я подле нее… а дочери и надулись, да мне наплевать на них…
ЛИЗА: Ах,… как ты скучна с вечными своими подробностями!
НАСТЯ: Да как же вы нетерпеливы! Ну вот вышли мы из-за стола… а сидели мы часа три, и обед был славный; пирожное бланманже синее, красное и полосатое… Вот вышли мы из-за стола и пошли в сад играть в горелки, а молодой барин тут и явился.
ЛИЗА: Ну что ж? Правда ли, что он так хорош собой?
НАСТЯ: Удивительно хорош, красавец, можно сказать. Стройный, высокий, румянец во всю щеку…
ЛИЗА: Право? А я так думала, что у него лицо бледное. Что же? Каков он тебе показался? Печален, задумчив.
НАСТЯ: Что вы? Да такого бешенного я и сроду не видывала. Вздумал он с вами в горелки бегать.
ЛИЗА: С вами в горелки бегать! Невозможно!
НАСТЯ: Очень невозможно! Да что еще выдумал! Поймет, и ну целовать!
ЛИЗА: Воля твоя… ты врешь.
НАСТЯ: Воля ваша, не вру. Я насилу от него отделалась. Целый день с нами так и провозился.
ЛИЗА: Да как же говорят, он влюблен и ни на кого не смотрит?
НАСТЯ: Не знаю-с, а на меня так уж слишком смотрел, да и на Таню, приказчиков дочь, тоже; да и на Пашу колбинскую, да грех сказать, никого не обидел, такой баловник!
ЛИЗА: Это удивительно! А что в доме про него слышно?
НАСТЯ: Барин, сказывают, прекрасный: такой добрый, такой веселый. Одно не хорошо: за девушками слишком любит гоняться. Да, по мне, это еще не беда: со временем остепенится.
ЛИЗА: Как бы мне хотелось его видеть!
НАСТЯ: Да что ж тут мудреного? Тугилово от нас недалеко, всего три версты: подите гулять в ту сторону или поезжайте верхом; вы, верно, встретите его. Он же всякий день, рано поутру, ходит с ружьем на охоту.  
ЛИЗА: Да нет, нехорошо. Он может подумать, что я за ним гоняюсь. К тому же отцы наши в ссоре, так и мне все же нельзя будет с ним познакомиться.… Знаешь ли, что? Наряжусь я крестьянкою!
НАСТЯ: И  в самом деле; наденьте толстую рубашку, сарафан, да и ступай смело в Тугилово; ручаюсь вам, что Берестов уж вас не прозевает.


Максим: Еще никогда ему так не писалось! Представьте себе:  ясный сентябрьский вечер, зажженные свечи, раскрытая тетрадь на столе, тишина. Завершена очередная повесть - сжатая, легкая, точная, как две предыдущие. Ивана Петровича Белкина еще нет, но уже есть три повести этого замечательного цикла - «Гробовщик», «Станционный смотритель», а сегодня -«Барышня-крестьянка». С какой-то особенной тщательностью и точностью Пушкин ставит дату: Болдино, 20 сентября. 9 часов вечера. А вот еще «странички» из его поэтического календаря.

Пушкин, сидя за столом:
7 сентября - «Бесы».
8   сентября - «Элегия».
9 сентября - «Гробовщик», письма: к Н.Н. Гончаровой, к А.Н. Гончарову, к Плетневу.
13 сентября - «Сказка о попе и работнике его Балде», «Сказка о медведихе».
14 сентября - «Станционный смотритель», «От издателя» к Повестям покойного Ивана Петровича Белкина.
15-18  сентября - «Путешествие Онегина».
19-20 сентября - «Барышня-крестьянка».
21-25 сентября - «Евгений Онегин», песнь IX.
26 сентября - «Труд», «Ответ анониму».
29 сентября - Письмо Плетневу.
30   сентября - Письмо Н. Н. Гончаровой

Ольга: Да, именно Болдинской осенью окончен роман «Евгений Онегин». Кто из нас не помнит проникновенные строки письма Татьяны Лариной, чей образ  предстает перед читателями во всей глубине и простоте, с сердцем искренним и чутким…
Максим: И не менее проникновенные строки письма самого Онегина. Кстати, строки написаны Болдинской осенью…
Звучит музыка. П. Чайковский. "Евгений Онегин".

Выходят Онегин (Эдуард) и Татьяна( Мария):
Онегин на коленях перед Татьяной:
Предвижу всё: вас оскорбит
Печальной тайны объясненье.
Какое горькое презренье
Ваш гордый взгляд изобразит!
Чего хочу? с какою целью
Открою душу вам свою?
Какому злобному веселью,
Быть может, повод подаю!

Случайно вас когда-то встретя,
В вас искру нежности заметя,
Я ей поверить не посмел:
Привычке милой не дал ходу;
Свою постылую свободу
Я потерять не захотел.
Еще одно нас разлучило...
Несчастной жертвой Ленский пал...
Ото всего, что сердцу мило,
Тогда я сердце оторвал;
Чужой для всех, ничем не связан,
Я думал: вольность и покой
Замена счастью. Боже мой!
Как я ошибся, как наказан!

Нет, поминутно видеть вас,
Повсюду следовать за вами,
Улыбку уст, движенье глаз
Ловить влюбленными глазами,
Внимать вам долго, понимать
Душой всё ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть... вот блаженство!

Татьяна:
«Довольно; встаньте. Я должна
Вам объясниться откровенно.
Онегин, помните ль тот час,
Когда в саду, в аллее нас
Судьба свела, и так смиренно
Урок ваш выслушала я?
Сегодня очередь моя.
 Онегин, я тогда моложе,
Я лучше, кажется, была,
И я любила вас; и что же?
Что в сердце вашем я нашла?
Какой ответ? одну суровость.
Не правда ль? Вам была не новость
Смиренной девочки любовь?
И нынче — боже! — стынет кровь,
Как только вспомню взгляд холодный
И эту проповедь... Но вас
Я не виню: в тот страшный час
Вы поступили благородно…
Я плачу... если вашей Тани
Вы не забыли до сих пор,
То знайте: колкость вашей брани,
Холодный, строгий разговор,
Когда б в моей лишь было власти,
Я предпочла б обидной страсти
И этим письмам и слезам.
К моим младенческим мечтам
Тогда имели вы хоть жалость,
Хоть уважение к летам...
А нынче! — что к моим ногам
Вас привело? какая малость!
Как с вашим сердцем и умом
Быть чувства мелкого рабом?
 А мне, Онегин, пышность эта,
Постылой жизни мишура,
Мои успехи в вихре света,
Мой модный дом и вечера,
Что в них? Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада,
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За наше бедное жилище,
За те места, где в первый раз,
Онегин, видела я вас,
Да за смиренное кладбище,
Где нынче крест и тень ветвей
Над бедной нянею моей...
 А счастье было так возможно,
Так близко!.. Но судьба моя
Уж решена. Неосторожно,
Быть может, поступила я:
Меня с слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны...
Я вышла замуж. Вы должны,
Я вас прошу, меня оставить;
Я знаю: в вашем сердце есть
И гордость и прямая честь.
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна».

Максим: После таких проникновенных слов так и хочется  сказать словами Пушкина: «Я люблю Вас, Ольга, я люблю Вас…»
Ольга: Неужели ты не слышал: Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна».

Максим: И вот так всегда. Мне почему-то кажется,  что в произведениях Пушкина любовь  какая -то несчастная…Онегин и Татьяна Ларина, Маша и Дубровский…
Ольга: Позволь Максим  с тобой не согласиться. У Пушкина не все так просто и однозначно. Помнишь: «Мне грустно и легко, печаль моя светла…». А примеров счастливой любви  довольно много: « Капитанская дочка», «Барышня –крестьянка», «Метель», наконец…

Инсценировка отрывка из произведения «Метель»
Бурмин- Варламов
Марья Гавриловна- Понамарева.

Бурмин: Я вас люблю, я вас люблю страстно... Я поступил неосторожно, предаваясь милой привычке, привычке видеть и слышать вас ежедневно... Теперь уже поздно противиться судьбе моей; воспоминание об вас, ваш милый, несравненный образ отныне будет мучением и отрадою жизни моей; но мне еще остается исполнить тяжелую обязанность, открыть вам ужасную тайну и положить между нами непреодолимую преграду...
Марья Гавриловна : Она всегда существовала— я никогда не могла быть вашею женою...
 Бурмин: Знаю, — отвечал он ей тихо, — знаю, что некогда вы любили, но смерть и три года сетований... Добрая, милая Марья Гавриловна! не старайтесь лишить меня последнего утешения: мысль, что вы бы согласились сделать мое счастие, если бы... молчите, ради бога, молчите. Вы терзаете меня. Да, я знаю, я чувствую, что вы были бы моею, но — я несчастнейшее создание... я женат!...Я женат, я женат уже четвертый год и не знаю, кто моя жена, и где она, и должен ли свидеться с нею когда-нибудь!
Марья Гавриловна : Что вы говорите? Как это странно! Продолжайте; я расскажу после... но продолжайте, сделайте милость.
Бурмин: В начале 1812 года, я спешил в Вильну, где находился наш полк. Приехав однажды на станцию поздно вечером, я велел было поскорее закладывать лошадей, как вдруг поднялась ужасная метель, и смотритель и ямщики советовали мне переждать. …я не вытерпел, приказал опять закладывать и поехал в самую бурю. ..Мы приехали в деревню; в деревянной церкви был огонь. ..«Сюда! сюда!» — закричало несколько голосов. Я велел ямщику подъехать. «Помилуй, где ты замешкался? — сказал мне кто-то, — невеста в обмороке; поп не знает, что делать; мы готовы были ехать назад. Выходи же скорее». Я молча выпрыгнул из саней и вошел в церковь, слабо освещенную двумя или тремя свечами. …Старый священник подошел ко мне с вопросом: «Прикажете начинать?» — «Начинайте, начинайте, батюшка», — отвечал я рассеянно. Девушку подняли. Она показалась мне недурна... Нас обвенчали. «Поцелуйтесь», — сказали нам. Жена моя обратила ко мне бледное свое лицо. Я хотел было ее поцеловать... Она вскрикнула: «Ай, не он! не он!» — и упала без памяти. …Я повернулся, вышел из церкви безо всякого препятствия, бросился в кибитку и закричал: «Пошел!»
Марья Гавриловна: Боже мой! И вы не знаете, что сделалось с бедной вашею женою?
Бурмин: Не знаю, как зовут деревню, где я венчался; не помню, с которой станции поехал.
 Марья Гавриловна : Боже мой, боже мой,так это были вы! И вы не узнаете меня?
Ольга: Пушкин написал «Метель» 20 октября. И это не единственное его произведение, написанное в этом месяце. Стояла поздняя осень с бесконечными темными ночами, с ветрами, дующими по нескольку дней кряду. Пушкин работал, устроившись на диване, и здесь же засыпал, иногда под утро.

Пушкин:
Из болдинского поэтического календаря :
1 октября - «Царскосельская статуя», «К переводу Илиады».
2 октября - «Глухой глухого звал к суду.»
3 - 4 октября - «Дорожные жалобы».
5 октября - «Прощание».
6-7 октября - «Паж, или Пятнадцатый год».
8 октября - «Я здесь, Инезилья», «Пред испанкой благородной».
10-11 октября - «Рифма», «Отрок», Письмо Н. Н. Гончаровой.
12-14 октября - «Выстрел».
15-16 октября - «Эпиграмма» («Не то беда, Авдей Флюгарин»), «Моя родословная», «Два чувства...», «Когда порой воспоминанье».
17 октября - «Стамбул гяуры нынче славят», «Заклинание».
18-19 октября - сожжена X глава «Евгения Онегина».
20 октября - «Метель».
21-23 октября - «Скупой рыцарь».
24-25 октября - «Об Альфреде Мюссе», «Стихи, сочиненные ночью во время бессонницы», «В начале жизни школу помню я».
26 октября - «Моцарт и Сальери», «Отрывок» в прозе.
27-29 октября - «Опыт отражения некоторых нелитературных обвинений», «Опровержения на критики и замечания на собственные сочинения», «Заметка о поэме «Граф Нулин», «Дельвигу».
30-31 октября - «Герой».


Ольга: День ото дня  Осень все уверенней нажимает на клавиши... И музыка опавших листьев все громче и пронзительней...Еще один лист...Еще одна строка. Пушкин пишет своей невесте, Наталье Гончаровой, стихи и  письма…

Пушкин :«Наша свадьба точно бежит от меня; и эта чума с ее карантинами - не отвратительнейшая ли это насмешка, какую только могла придумать судьба? Мой ангел, ваша любовь - единственная вещь на свете, которая мешает мне повеситься на воротах моего печального замка. Не лишайте меня этой любви и верьте, что в ней все мое счастье. Позволите ли вы обнять вас? Это не имеет никакого значения на расстоянии 500 верст. Прощайте же, мой ангел...»

Максим: А на дворе уже ноябрь, «встает заря во мгле холодной».
Холера не унимается, карантины - на всех дорогах.
А  «осень чудная; и дождь, и снег, и по колено грязь...».

Пушкин:
1 ноября - «История села Горюхина», «О втором томе «Истории русского народа» Полевого». Письмо Погодину.
2-4 ноября - «Каменный гость», «Отрывок» («Не розу пафосскую..»). Письмо Н. Н. Гончаровой. Письмо Дельвигу.
5 ноября - «Возражения критикам «Полтавы», «Баратынский», Письмо Вяземскому, Письмо Осиповой.
6-8 ноября - «Пир во время чумы». «На перевод Илиады». 18 ноября - Письмо Н.Н. Гончаровой.
19-26 ноября - «О народной драме и Марфе Посаднице» М.П. Погодина.
26 ноября - Письмо Н.Н. Гончаровой.
27 ноября - «Для берегов отчизны дальней...».
28 ноября - Предисловие к «Евгению Онегину», «Цыганы».

Ольга: В Болдине, в старом доме, где обитало несколько поколений "бояр старинных", ощущалась связь времен. "Самостоянье человека", то есть личная независимость, достоинство, свобода - главные пушкинские идеалы - Пушкин готов был отстаивать до последнего вздоха

Чтец:
Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
На них основано от века
По воле Бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.
Животворящая святыня!
Земля была б без них мертва.
Без них наш тесный мир - пустыня,
Душа - алтарь без божества.


Максим: Пушкин… О нем так  много сказано… И сколько еще будет сказано благодарными потомками.
Анна:
Есть загадка в пушкинской
судьбе:
Потеряв от искушенья
скромность,
Каждый примеряет на себе
Века его краткого огромность.
Елена:
Легендарный возраст -
тридцать семь -
Пушкинским зовут совсем
напрасно:
Вспомните дубрав лицейских сень -
Жил он и тогда уже не праздно.

Чтец:
Возраст у него, что облака, -
Тают под небесной высотою,
Но сквозь них, далека и близка,
Светится судьба его звездою.
Чтец:
Словно та, Полярная, она
Неспроста зовется путеводной.
Днем и ночью, в дождь и снег видна,
Ярче всех сияя и сегодня.
 Чтец:
Звездный возраст, словно звездный
свет, -
Вы его попробуйте измерьте!
Чтец
Жил, живет и будет жить поэт,
Ибо возраст пушкинский -
бессмертье!
Чтец: Говорить о Пушкине - почти то же самое, что говорить о России.
Чтец: Ведь он - наше все…
Чтец: И сколько бы ни миновало лет - мы будем помнить творения  Александра Сергеевича Пушкина…

Ольга:
Представьте: на Земле сто первый век,
 И путь Земли был мудр и долог,
И жил на свете человек,
Чудак, а проще - археолог.
И как-то под пластами лет,
 Под массой всяких наслоений
Он странный отыскал предмет,
Изделье давних поколений.
Предмет был сделан из листков,
Сухих и желтых, словно осень,
Таких прозрачных, что легко
Сквозь них струилась неба просинь.
И археолог в тишине
С листков очистил пыль забвенья
И прочитал на желтизне:
«Я помню чудное мгновенье»
 И вдруг постиг он, что окрест
 Поет и плещет мирозданье,
 Что он всю жизнь несет свой крест
 Любви, надежды и страданья.
 И археолог счастлив был,
Так счастлив, что и не заметил,
Как те листки рассыпал в пыль
Уж слишком современный ветер.
И запах легкий, как печаль,
Исчез в последнем дуновенье,
Но в сердце колокол звучал:
«Я помню чудное мгновенье».
( О. Лебедушкина «Фантастическое»)
Пушкин читает  « Я помню чудное мгновенье». Мальчик играет на скрипке.

*Использованы материалы «Википедии»









14.06.16
Распечатать

Вернуться назад


Как научить ребенка мир любить?
Как показать, что жизнь "крылата"?
Попробуй научить детей творить,
И крылья обретут ребята!
(А. Зимина)
Самарская область, г.Сызрань
Тел: +7 917 125 94 57
e-mail: zimina-231273@yandex.ru

Гостей на сайте - 23
Пользователей - 0
Размер шрифта:      Цветовая схема:      Изображения: