Карта сайта
Зимина Анжелика Игоревна
Учитель русского языка и литературы
Сызрань, Самарская область
И снова белый лист, перо и вдохновение...




Архив новостей
День памяти жертв репресиий


МЕРОПРИЯТИЕ, ПОСВЯЩЕННОЕ  ДНЮ ПАМЯТИ  ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
30 октября 2015 г., 13.00


ДЕНЬ ПАМЯТИ
«Когда горят поминальные свечи»


Цель: Воспитание у учащихся гражданской позиции, необходимости учитывать опыт и ошибки предыдущих поколений.
ХОД МЕРОПРИЯТИЯ
Чтец:
Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река,
Но крепки тюремные затворы,
А за ними "каторжные норы"
И смертельная тоска.
Для кого-то веет ветер свежий,
Для кого-то нежится закат -
Мы не знаем, мы повсюду те же,
Слышим лишь ключей постылый скрежет
Да шаги тяжелые солдат.    
Подымались как к обедне ранней,
По столице одичалой шли,
Там встречались, мертвых бездыханней,
Солнце ниже, и Нева туманней,
А надежда все поет вдали.
Приговор... И сразу слезы хлынут,
Ото всех уже отделена,
Словно с болью жизнь из сердца вынут,
Словно грубо навзничь опрокинут,
Но идет... Шатается... Одна...
Где теперь невольные подруги
Двух моих осатанелых лет?
Что им чудится в сибирской вьюге,
Что мерещится им в лунном круге?
Им я шлю прощальный свой привет.
( А. Ахматова)

ЧТЕЦ: Сегодня…особый день…День, когда мы вспоминаем и чтим память людей, пострадавших от политических репрессий.
ЧТЕЦ: Сотни тысяч замученных, расстрелянных, загубленных.  Рабочие и   крестьяне,  маршалы и генералы, священники, ученые, поэты, писатели, артисты…
ЧТЕЦ: И таких жертв было  по разным сведениям от 5 до 7 миллионов человек…
 ЧТЕЦ:
Всем,
кто клеймён был статьёю полсотни восьмою,
кто и во сне окружён был собаками, лютым конвоем,
кто по суду, без суда, совещаньем особым
был обречён на тюремную робу до гроба,
кто был с судьбой обручён кандалами, колючкой, цепями,
им наши слёзы и скорбь, наша вечная память!

 ЧТЕЦ: Жертвами Советской власти становились люди по разным причинам.  Это могли быть  политические и религиозные убеждения, а также  социальные, национальные и другие признаки.
ЧТЕЦ: Для содержания репрессированных была создана целая сеть исправительно-трудовых лагерей. ГУЛАГ - Главное управление лагерями. Всего 53 лагеря с тысячами лагерных отделений и пунктов, 425 колоний, 50 колоний для несовершеннолетних, 90 «домов младенца», а также более 2000 спецкомендатур. Всего свыше 30 000 мест заключения…
ЧТЕЦ: Заключенные содержались в нечеловеческих условиях, работали по 14 часов в сутки. Гулаг не щадил ни взрослых, ни детей.
«ОЧЕВИДЦЫ» ( в костюмах)
«ОЧЕВИДЕЦ»: Самым, пожалуй, страшным был холод. Мороз свыше 55 градусов. А ещё голод. Голод – это вторая сила, разрушающая в короткий срок. Я всё время чувствовал что худею, худею, прямо сохну, день ото дня, пищи не хватает, всё время хочется есть.А ещё усталость, отсутствие силы. Нам не дают спать, рабочий день – 14 часов в сутки.
«ОЧЕВИДЕЦ»: Моего отца арестовывали дважды. В 1937 г. мне было уже шесть лет. После ареста отца начались наши хождения по мукам. В деревне нам не давали ни жить, ни учиться, считая «детьми врагов народа».
Когда я стала подростком, меня посылали на самые тяжелые работы в лес — пилить дрова наравне с взрослыми мужчинами. Со мной даже сверстники не дружили. Я вынуждена была уехать, но и там меня нигде не брали на работу. Вся жизнь прошла в страхе и муках. Теперь нет ни сил, ни здоровья.
«ОЧЕВИДЕЦ»: «Норма для бригад путеукладчиков была один километр за смену Но начальству казалось -Мало! Чтобы ускорить темпы работ, начальство нашло выход: по насыпи отсчитывали 1200 или 1300 метров, и в конце этого отрезка ставили стол с угощением – хлеб, консервы, рыба, спирт, махорка. Зэкам говорили: доведёте укладку сюда – всё ваше! И мы, голодные, полуживые доходяги из последних сил рвались к заветному столу…» «Дорога строилась на костях зэков. Под каждой шпалой лежит по пять человек в буквальном смысле, потому что хоронили прямо под насыпью, чтобы не терять время на рытьё могил».
«ОЧЕВИДЕЦ»: В 9-летнем возрасте я был  репрессирован вместе с отцом, матерью, 5-летним братом и 7-месячной сестрой в декабре 1938-го. Отца после ареста больше не видел и не знаю, что с ним случилось. С мамой, братцем и сестрёнкой нас долго вёз куда-то эшелон, полностью набитый такими же, как и они, семьями. В дороге умерла сестрёнка. Ночью эшелон остановился на неизвестной станции. Меня с остальными подростками постарше пересадили в другой состав. Маму и младшего брата я видел здесь в последний раз. Снова долгий путь и открытое заснеженное поле. Приказали рыть мёрзлую землю, раздали кирки, лопаты. Под ночным небом с трудом образовалась длинная траншея, в которую заставили всех лечь. Утром всех выстроили в шеренгу, половина детей замёрзла во сне, осталась лежать там, где их настигла смерть. Так  в 9 лет я оказался в Воркутлаге.
«ОЧЕВИДЕЦ»:На командировке "Красная горка", в Соловках, был начальник по фамилии Финкельштейн. Однажды он поставил на ночь на лёд Белого моря при 30 градусах мороза тридцать четыре узника (среди которых были и женщины) за невыполнение плана. Всем им впоследствии пришлось ампутировать отмороженные ноги. Большинство из них погибло в лазарете.
«ОЧЕВИДЕЦ»: В 1929 году на Соловецком острове работал я на сельхозлагпункте. И вот однажды гнали мимо нас “мамок”с грудными детьми. Конвой решил заночевать на нашем лагпункте. Поместили этих “мамок” в бане. Постели никакой не дали. На этих женщин и их детей страшно было смотреть: худые, в изодранной грязной одежде, по всему видать, голодные. Мы дали им молока. Женщины стали поить им своих малышей... Потом мы узнали, что все эти женщины и их дети, которых увезли на остров Анзер, погибли там от голода…”
Чтец:
Тысячи, тысячи, тысячи, тысячи…
В безымянных могилах лежат.
А звон колокольный звучит над Россией
Как поминальный тревожный набат.
    
Расстреляны  тройками, в тюрьмах замучены
И на этапах погибли в пути…
Судьбы их сломаны, семьи разрушены...
Где их могилки? Уже не найти.

Острою болью в душе отзывается
Страшное время распятой Руси.
Вечная память! Минутой молчания
Мы память убитых сегодня  почтим!
( Зимина А.И.)
Чтец: Почтим погибших минутой молчания.

ЧТЕЦ: Сегодня, 30 октября отмечают День памяти жертв политических репрессий. Он отмечается с 1991 года.
ЧТЕЦ:
О, моя беспечальная,
Безоглядная Русь!
Про дорогу кандальную
Рассказать не берусь…
Так уж было положено,
Ни за что нас губили.
Но не можем, не можем мы,
Чтоб о нас позабыли!
Нас этапами пешими,
Эшелонами длинными
Гнали в дали кромешные,
Разлучали с любимыми
.До кровавого пота мы
День и ночь чуть не до свету
Безотказно работали,
Ели пайку не досыта.
Нас потоком зловещим
Настигала пурга,
Как ненужные вещи
Заметая в снега.
В безымянных могилах
Мы окончили век…
Кто забыть о нас в силах,
Если он - человек?

Чтец: В 1937 г. Сызрань, как и всю страну, охватил разгул сталинских репрессий. Было осуждено по ложным обвинениям несколько сотен горожан. Большинство из них умерло в лагерях или было расстреляно. В Сызрани расстрелы происходили в местной тюрьме, на старогородском кладбище и в Заусиновском овраге.  
 Чтец: Заусиновский овраг… Место, куда в 1937-1938 гг. свозились тела расстрелянных политических заключённых. Кажется, до сих пор здесь царит дух трагедии. Рядом с оврагом - Храм успения Божией Матери, на территории которого стараниями настоятеля храма  установлен памятный знак.
Чтец: Слово предоставляется настоятелю Успенского храма, протоиерею Михаилу Гордееву.
Чтец: Во многих городах есть памятники жертвам репрессий. До недавнего времени такого памятника в городе Сызрани не было.
Чтец: В 2011году учащиеся школы  14 заложили  «Аллею памяти», установили  табличку и мемориальное Древо Памяти на месте расстрела жертв политических репрессий.
Чтец: Благодаря сотрудничеству Администрации г.о. Сызрань, ОАО «Тяжмаш» в нашем городе в 2014г. появился памятник жертв политических репрессий. Он создан по проекту учеников нашей школы.
Чтец: И сегодня здесь, у памятника жертвам  террора мы зажигаем  свечи  как дань памяти невинно убиенных в годы репрессий( зажигаются свечи).
Чтец:
Когда горят поминальные свечи,
И зал в минуту скорби затих,
Мне кажется, сюда, на эту встречу,
Слетаются души наших родных.
Они спешат сюда из Казахстана,
Якутии, Чукотки, Воркуты,
С Вишеры, Усолья, Магадана,
Беломора, Соловков, Читы.
Мне кажется, они своих здесь ищут,
И радуются, что хранит нас Бог,
Что «черный ворон» по ночам не рыщет,
Не слышно стука кованых сапог.
Они взывают к нам, пока живущим,
И, кажется, мы слышим этот глас:
«Родимые, добрее станьте, лучше,
Зажгите свечи, помяните нас».
Я думаю, пока есть мы, живые,
Пока потомки наши будут жить,
В день Памяти всегда, по всей России
Свечам гореть, поминовенью быть.
Горят пусть свечи светом негасимым,
И пусть в сердцах людей не гаснет свет.
Я верю: благодарная Россия
Жертв не забудет, не забудет, нет!
Чтец:: Объявляется минута молчания.
Чтец: Мы -  поколение XXI  века!
Торжественно обещаем и заявляем открыто:
«Никто не забыт, ничто не забыто!»


Чтец: В знак памяти жертв террора  мы  раздаем белые ленточки как символ чистоты и невинности убиенных и приглашаем всех на Аллею памяти, посаженную учениками нашей школы.
АКЦИЯ «БЕЛЫЕ ЛЕНТОЧКИ ПАМЯТИ»


14.06.16
Распечатать

Вернуться назад


Как научить ребенка мир любить?
Как показать, что жизнь "крылата"?
Попробуй научить детей творить,
И крылья обретут ребята!
(А. Зимина)
Самарская область, г.Сызрань
Тел: +7 917 125 94 57
e-mail: zimina-231273@yandex.ru

Гостей на сайте - 11
Пользователей - 0
Размер шрифта:      Цветовая схема:      Изображения: